Заказать или купить бур по бетону sds max у нас на сайте.
Главная / Статьи / Смерч над пустыней

Смерч над пустыней

Смерч над пустыней

Успех многонациональных сил в ходе 40-дневной кампании, провеленной против Ирака, зачастую целиком приписывают американским ВВС. Определенная доля истины в этом есть так как из общего количества самолетов задействованных союзниками, свыше 70% принадлежали US Air Forse. Однако значительная роль в ходе операции принадлежала экипажам самолетов "Торнадо", о боевой работе которых известно гораздо меньше.

Ближний и Средний Восток издавно являлись «горячими регионами». Очередное обострение обстановки произошло 2 августа 1990 г., когда иракские танки ворвались в Кувейт. Однако уже 6-го числа президент США Джордж Буш с целью локализации агрессии дал указание о проведении операции Desert Shield («Щит пустыни»). Не остались в стороне и союзники по НАТО. Английское правительство отреагировало 9 августа, отдав приказ о переброске авиации на Средний Восток в рамках операции «Грэнби». Летный состав набирался на конкурсной основе из числа пилотов и штурманов, проходивших службу во 2, 9, 11, 14, 16, 17, 20, 23, 25, 27, 31 и 617-й эскадрильях.

Первые «Торнадо» прибыли в Саудовскую Аравию на авиабазу Дахран 10 августа, совершив дозаправку на Кипре. Обслуживающий персонал доставлялся самолетами «ТриСтар». В это время на авиабазах в Германии экипажи перехватчиков, готовясь к грядущим схваткам, проводили учебные бои с истребителями МиГ-23 и МиГ-29, которые находились на вооружении ВВС Ирака. По прибытии на место, тренировки продолжились: теперь «противниками» английских экипажей стали французские «Миражи»Р1.

На авиабазе Мухаррак (Бахрейн) «смерчи» появились 29 августа, а в саудовском Табуке - 20 сентября. Накануне начала операции из состава 2-й и 13-й эскадрилий, оставшихся на английских аэродромах, в Дахран перебросили 6 всепогодных разведчиков «TopHaflO»GR.Mk1A.

Сосредоточение и подготовка союзных сил сопровождались небоевыми потерями. 18 октября при заходе на посадку на авиабазе Табук самолет из состава 16-й эскадрильи зацепил основными стойками шасси песчаную насыпь, предназначенную для экстренного торможения. Снеся обе «ноги», машина потеряла управление, но система спасения катапультировала обоих членов экипажа, поэтому обошлось без жертв. Американские ВВС к этому времени лишились 4 самолетов и 2 вертолетов, а число погибших превысило 40 человек. Еще 2 «Торнадо» разбились в ноябре и январе в ходе полетов на сверхмалых высотах. Для них 13-е числа этих месяцев оказались роковыми...

Итальянские самолеты прибыли в Объединенные Арабские Эмираты на авиабазу в Абу Даби 14 сентября в рамках операции «Локуста». Всего к началу операции «Буря в пустыне» в боевом составе авиации многонациональных сил (МНС) числилось 145 самолетов «Торнадо», в том числе 42 перехватчика и 6 - разведчиков.

По прибылии все "Торнадо" GR.Mk1 получили пустынный камуфляж, был использован цвет Desert Pink (пустынной гвоздики), но отнюдь не розовый, как об этом сообщалось в некоторых модельных журналах.

К началу января 1991 г. союзная авиация насчитывала свыше 2,5 тыс. боевых самолетов и почти 2 тыс. вертолетов. По самолетам ВВС Ирака уступали противостоящей группировке в 4,5 раза, а по вертолетам почти в 10 раз. В то же время на вооружении ПВО этой страны находилось свыше 600 ЗРК советского и западноевропейского производства. Многочисленной была МЗА, насчитывавшая около 10 тыс. установок калибра 23 мм, 37 мм и 57 мм. Имелись и батареи 100-мм зенитных орудий. Вся артиллерия ПВО была оснащена радиолокационными системами управления огнем.

Хотя 15 января было официально объявлено последним днем, когда Саддам Хусейн еще мог урегулировать конфликт путем переговоров, но именно с этого времени началось радиоэлектронное подавление выявленных позиций РЛС и СНР (станций наведения ракет) иракской ПВО. Подготовка операции велась в глубокой тайне и лишь за 12 ч до начала «Бури» экипажи получили информацию о порядке нанесения ударов.
Поскольку большая часть тактической авиации Ирака находилась в рассредоточенных бетонированных укрытиях, способных выдержать попадания 250-кг и 500-кг бомб, то быстрое уничтожение ее было признано невозможным. Чтобы «приковать к земле» иракские истребители и штурмовики, командование МНС решило первыми же ударами разрушить рулежные дорожки в районе укрытий, имевших заметно меньшую прочность покрытия, чем ВПП. Последних на каждом аэродроме имелось не менее двух. Именно эта задача и была возложена на экипажи «Торнадо».

В 22.30 по гринвичскому времени 16 января 1991 г. 30-тонные машины начали выруливать на взлетные полосы. Их боевая нагрузка состояла из двух кассет JP233, снаряженных 30 бетонобойными бомбами SG357 и 215 противотранспортными минами НВ876, пары 2250-литровых топливных баков на подкрыльевых пилонах и двух УР AIM-9L с ИК ГСН. Состав ударных групп колебался от 4 до 8 самолетов.

Четверка "Торнадо" GR.Mk1 с кассетами JP233 производит дозаправку перед атакой.

Первыми с аэродрома Дахран стартовали 4 «TopHaflO»GR.Mk1, возглавляемые винг коммандером (подполковник) Джери Уитсом, которые направились к иракской авиабазе Джалибах. Почти в это же время с аэродрома Мухаррак (Бахрейн) в направлении Таплилы вылетели еще 8 экипажей. Англичан прикрывали американские F-15 и саудовские «систер-шипы» F.Mk3. Данные о воздушной обстановке в районе целей и на маршруте сообщали Е-3 AWACS, а подавление ПВО аэродромов возлагалось на EF-111А, ЕА-6В и F-4G. Всего в первом налете задействовались 670 боевых машин разных типов.
К назначенным целям ударные группы вышли в 03.00 на высоте 50-60 м, а спустя несколько секунд, экипажи начали отстрел суббоеприпасов. Позднее штурман-оператор флайт лейтенант Джерри Гегг вспоминал:

«Мы неслись сквозь тьму, освещаемые вспышками огня, вырывавшимися из-под фюзеляжа нашей машины. Толчки и всполохи пламени создавали ощущение, что по самолету ведут плотный огонь и разрывы ложатся очень кучно: прямо под наше «брюхо». Признаюсь, мне было не по себе...»

Подобной обработке подвергся еще ряд авиабаз. ВВС МНС смогли достичь полной внезапности, нанеся иракской ПВО сокрушительный удар. Благодаря массированному применению средств РЭБ, авиации МНС, по оценке западных специалистов, удалось уничтожить около половины командных пунктов и значительное количество радиолокационных станций разведки целей. Хотя централизованная система управления была выведена из строя до конца конфликта, но ПВО отдельных объектов ближе к утру начала оказывать противодействие.

Наибольший успех выпал на долю зенитчиков, прикрывавших авиабазу Шай-8 бах. Так, в 04.20 4 самолета из состава 15-й эскадрильи, имевшие по восемь 454-кг бетонобойных бомб каждый, нанесли удар по ВПП. Атака производилась колонной с горизонтального полета с высоты 3 км. Это обстоятельство и оказалось роковым для флайт лейтенантов Адриана Николла и Джона Петерса: расчеты ЗСУ 57-2 быстро пристрелялись и в боевую часть «Сайдуиндера» угодил зенитный снаряд. Последовал мощный взрыв и экипаж катапультировался. Захваченные в плен пилоты были избиты и показаны в назидание остальным по ТВ Ирака. Плотный огонь заставил остальных энергично маневрировать, и ни одна из бомб в цель не попала, а большая часть даже не взорвалась. В то же утро зенитные расчеты этой авиабазы сбили американский штурмовик А-6Е. А на закате ПВО Шайбаха одержала третью победу. В тот вечер 4 самолета из 15-й эскадрильи, несших кассеты JP233, вышли к авиабазе на малой высоте в стороне от цели. Однако ведущий группы, винг коммандер Найджел Элсдон, слишком поздно заметил навигационную ошибку и вместо того, чтобы отказаться от атаки, повел группу на второй заход. Так как элемент внезапности был утрачен, иракским зенитчикам удалось сбить самолет ведущего. Элсдон оказался самым старшим по званию из числа офицеров МНС, погибших в ходе освобождения Кувейта.

Итальянские "Торнадо" на авиабазе Абу Даби. Хорошо видно, что их пустынный камуфляж отличается от принятого англичанами и был более ярким.

Основной причиной высокого уровня потерь «Торнадо» была отнюдь не «плотная компоновка» самолета, как писали В.Бакурский и В.Ильин (См. статью «Персидский залив: война в воздухе» ж-л «Крылья Родины», №7/91-7/92), а тактика нанесения ударов. Она, в свою очередь, вырабатывалась, исходя из поставленных задач и возможностей имевшегося оружия. Кроме того, «Торнадо» на скоростях около 1000 км/ч оказался довольно маломаневренным, ему попросту «не хватало воздуха». Пилот одной из сбитых машин заявил, что хотя и видел выпущенную по его самолету зенитную ракету, но не успел даже начать выполнение противоракетного маневра.

Тем же вечером итальянцы подняли с авиабазы Абу Даби 8 «Торнадо». Но им явно не везло: сначала из-за неполадок в бортовой аппаратуре один вернулся. Затем, встретив заправщики КС-135, 6 экипажей из-за воздействия мощных турбулентных воздушных потоков не смогли осуществить заправку и также направились на базу. Последний оставшийся направился к Багдаду. На цель он вышел в одиночку, и был сбит парой истребителей МиГ-23. После такого «афронта» итальянцы отказались от «услуг» американцев и перегнали в Абу Даби несколько своих заправщиков «Торнадо». В дальнейшем их самолеты «работали» в основном по вторым эшелонам и переднему краю иракской обороны.

Для экипажей, действовавших на предельно малых высотах, немалую угрозу представляли и птицы, которые в это время зимовали на реках и озерах Месопотамии. Так, в ходе атаки аэродрома Убайдах Бин Аль Яррах в левую консоль самолета флайт офицера Найджела Ингла из 15-й эскадрильи попали две цапли, а в следующее мгновение 23-мм снаряд и несколько 12,7-мм пуль. Машину повело влево. Крыло, зафиксированное в положении 45", стало неподвижным. Но англичане успешно отбомбились, а после дозаправки топливом дотянули до базы. В течение суток самолет отремонтировали, и в ночь на 19 января экипаж отправился на задание.
К исходу первого дня операции авиаремонтные службы МНС были перегружены работой. Поскольку основная масса полученных самолетами повреждений не относилась к разряду тяжелых, то воспользовались методикой «временного устранения повреждений» с помощью композиционных материалов и специального клея. Это дало выигрыш во времени без ущерба прочности восстановленной конструкции на короткий срок. Более того, некоторые машины уходили на боевые задания с осколочными пробоинами диаметром до 100 мм!

Всего в первый день «Бури в пустыне» авиация МНС выполнила 2107 боевых вылетов, в ходе которых потеряла 7 самолетов. Ирак лишился 9 истребителей в воздушных боях и 18 транспортных и пассажирских самолетов, уничтоженных в аэропорту Багдада. В течение ночи экипажами «Торнадо» были атакованы авиабазы Аль Асад, Шайбах, Аль Такуддин, Убайдах бин аль Яррах и ряд других. Помимо кассет широко использовались 454-кг бетонобойные бомбы, оставлявшие на ВПП воронки диаметром до 5 м.

На следующий день «работа» по аэродромам продолжалась и не без успеха: лишь один самолет получил повреждения от зенитного огня, но смог дотянуть домой, а в Аль Таккадуме экипажи из состава 31-й эскадрильи уничтожили 454-кг бомбами 3 Ту-16. В тот же день впервые «понюхали пороху» перехватчики «Торнадо»РМкЗ, четверка которых внезапно встретилась с таким же количеством иракских «Миражей». Как оказалось, бортовая РЛС «томми» довольно «близорука» и плохо различала цели на фоне земли в условиях пустыни, где мельчайшие частицы песка «висят» в воздухе на высотах до 2000 м. Вынырнув из этой пелены, «Миражи» произвели пуск ракет с ИК ГСН «Мажик» и тут же ушли на форсаже. Выйдя из под атаки, англичане уже не обнаружили противника. После такого «успеха» «смерчи» уступили первую линию прикрытия американским F-14 и F-15.

17 января иракские войска применили оперативно-тактические ракеты «Скад». Три боеголовки упали в окрестностях Да-храна, на следующий день две ракеты были выпущены по Хайфе и три по Тель-Авиву. Ущерб от них был небольшим, но командование МНС опасалось, что каждая следующая может оказаться с химическим или ядерным «гостинцем». Попытка создания «зонтика» на базе комплекса «Патриот» не увенчалась успехом: его ракеты практически не могли перехватывать «скады» на конечном участке траектории. И тогда охоту за мобильными ПУ решили организовать с воздуха.

Вскоре выяснилось, что для этого требуется гораздо больше сил и летного времени, чем планировалось. Хотя к началу операции имелось более 220 разведывательных самолетов и почти два десятка спутников, поиск мобильных ПУ оказался очень сложной задачей. Большие надежды возлагались на экипажи всепогодных разведчиков «TopHaflo»GR.Mk1A, оснащенных ИК системой Vintin 4000IR, имевшей три датчика, - один под передней секцией фюзеляжа и два на боковых панелях, а также аппаратуру обработки сигнала. Вместо 27-мм пушек самолеты получили 6 видеомагнитофонов для записи полученного изображения, а в кабине штурмана смонтировали 2 экрана, на которые оно выводилось в реальном масштабе времени. Объединенный с навигационной системой комплекс с высокой точностью засекал объекты по тепловому «следу», и не демаскировал самолет активным излучением.

Впервые эти машины вылетели на разведку в ночь на 19 января. На случай встречи с иракскими истребителями их вооружили парой ракет AIM-9L с ИК ГСН. Для увеличения времени патрулирования они несли по два 2250-литровых топливных бака и один на 1500 л. На самолете винг коммандера Алана Тредголда трудности начались, спустя час после взлета: освободившись от подфюзеляжного бака и переключившись на подкрыльевые, он обнаружил, что топливо из них не вырабатывается. Резервная система также отказала и экипажу пришлось вернуться на базу. Два других разведчика, пилотируемые винг коммандерами Диком Гарвудом и Джоном Хиллом, действовали с большим успехом: западнее иракской авиабазы Хаббания они отыскали один «скад» и вызвали пару истребителей-бомбардировщиков F-15E. Но внезапно сгустившийся туман не позволил американцам обнаружить цель.

Всепогодный разведчик «Торнадо»GR.Mk1A из состава 2-й экскадрильи Королевских ВВС (сер. номер ZA370, код "А"). На борту и под фюзеляжем (на уровне кабины пилотов) хорошо видны окна ИК датчиков системы Vintin 4000IR. Самолет несет три 2250-литровых топливных бака.

После возвращения первой группы в ночное небо отправилась вторая тройка «следопытов». Удача выпала на долю флайт лейтенантов Брайна Робинсона и Гордона Уолкера. Находясь над районом Вади аль Кхирр, они засекли сразу две ПУ. Однако на самом разведчике оружия не было, а посланная в указанный район четверка «Торнадо» опоздала - оба расчета успели сменить позиции. Впрочем, для одного из них бегство оказалось лишь короткой отсрочкой. Командование МНС решило не упускать добычу и подтянуло еще пару разведчиков и три ударные группы. В результате один из «скадов» удалось ликвидировать.
Иракское командование быстро учло возможности разведывательной авиации МНС и расчеты OTP получили приказ: «больше двух не собираться». Сразу после старта ракеты ПУ уходили на авиабазы или в городские кварталы, где их высокая тепловая и радиолокационная контрастность пропадала, после чего они становились невидимыми, а значит, и неуязвимыми.

Так, в ночь на 20 января экипаж в составе скадрон лидера Роджера Бэннэта и флайт лейтенанта Майка Стэнвея вел поиск в районе западной окраины Багдада. Внезапно летчики стали свидетелями пуска ракеты восточнее города на расстоянии приблизительно 120 км от них. Однако совершить скоростной бросок в район цели сквозь простреливаемое небо столицы англичане не решились. Когда же они обогнули город по дуге, уклонившись по пути от двух выпущенных по ним «Ос», и вышли в предполагаемую точку старта, то «скада», как говорится, «и след простыл».

В свое время британская печать с гордостью писала о том, что «Торнадо»GR.Mk1A является первым в мире разведчиком, передающим полученную информацию о противнике в реальном масштабе времени, однако в ходе конфликта это не подтвердилось. Штурман оказался перегружен работой с навигационной системой и слежением за показаниями индикаторов, сигнализирующих о включении радаров ПВО или пуске ЗУР, а дисплеи обстановки оставлял без внимания. В результате записи бортовых видеомагнитофонов сдавались в аналитический центр лишь после приземления. Немалую роль играла и громоздкость разведывательных структур. Эти и другие недостатки в системе разведки привели к тому, что за период с 17 по 30 января ВВС МНС смогли уничтожить не более 30 ПУ «Скад», включая стационарные, а к концу операции это количество возросло лишь на 10 единиц.

«Торнадо» (сер. номер ZD893 код "АG") из состава 2-й экскадрильи с тремя притиворадиолокационными ракетами ALARM. 20 января из-за отказа электродистанционной системы через 1 час 20 минут после взлета экипаж в составе пилота сквадрон лидера Питера Батсона и оператора винг коммандера Майка Хета вынужден был катапультироваться.

В течение последующих дней экипажи «Торнадо» продолжали наносить удары по аэродромам и вести поиск ПУ OTP. Несмотря на широкомасштабное применение средств РЭБ, потери по прежнему были довольно ощутимыми, хотя и не такими, как в первый день операции. Сказывалось и «благородное»(европейское) происхождение самолета. В тяжелых условиях пустыни отказывали навигационные и прицельные системы. Как оказалось, они «не переносили» резких метеорологических изменений на высотах до 100 м и потому выдавали порой данные об ураганном восточном ветре (свыше 50 м/с) на высоте сброса бомб, в то время как за бортом дул легкий южный бриз...

Самолет целеуказания «Торнадо» TIALD (сер. номер ZD848, код ВС) с контейнером TIALD на подфюзеляжном пилоне. В ходе операции выполнил 19 боевых вылетов.

Так, 20 января при взлете восьмерки «смерчей» 15-й эскадрильи с авиабазы Мухаррак, на одном из самолетов отказал канал управления по тангажу и экипажу пришлось катапультироваться. Остальные, выйдя к аэродрому Таллила, разделились и атаковали авиабазу с разных направлений. Две пары наносили удар по ВПП 454-кг бомбами с высоты 1800 м, а тройка обрабатывала рулежные дорожки с 60 м, используя кассеты JP233.

ПВО аэродрома находилась в полной боевой готовности, и «томми» пришлось буквально продираться сквозь вихрь разрывов, применяя противозенитный маневр. Это обусловило низкую точность бомбометания - в полотно ВПП попала лишь одна бомба, а зенитной ракетой «Роланд» был сбит один самолет. Машинам, «работавшим» по рулежкам, также досталось: на этот раз клеем и «композитами» обойтись не удалось... Правда, повезло экипажу сбитой машины: после катапультирования оба пилота приземлились в расположении курдских повстанцев и были выкуплены 23 января «всего» за 20 000 долл. Днем ранее один «смерч» потеряли ВВС Саудовской Аравии. В коммюнике Министерства обороны указывалось, что авария произошла по небоевым причинам. Однако по иракским данным самолет сбила пара МиГ-29. Это был, видимо, последний успех иракских истребителей. Однако ПВО, несмотря на непрекращающиеся авиаудары по позициям РЛС и ПУ, продолжала оказывать сопротивление.

Периодически самолеты МНС «нарывались» на такие зенитные средства, которые американское командование сбросило «со счетов» еще во Вьетнаме. Например, 22 января над районом Ар-Ратбаха 8 «Торнадо» из состава 16-й эскадрильи, шедшие на высоте 6700 м, неожиданно попали под огонь 100-мм зенитных орудий КС-19. Ведущий был сбит первым же залпом, остальные, сбросив бомбы, ушли на малую высоту.

Небо Багдада

Но особенно досаждали «Стрелы» и «Осы», а также многочисленная МЗА, подавить которую было невозможно. В то же время основная масса ЗРК среднего радиуса действия была «выведена из игры» и командование МНС приняло решение «поднять» нижнюю границу эшелона, в котором действовала союзная авиация с 200 м до высоты 6100 м. Это позволило вывести самолеты из зоны досягаемости указанных зенитных средств при следовании к цели. Теперь иракские зенитчики могли вести эффективный огонь, только когда самолеты атаковали защищаемые объекты. В результате, если за первые 4 дня операции союзники потеряли 17 боевых самолетов, то в дальнейшем количество сбитых редко превышало 1 машину в день.
20 января экипажи «Торнадо» стали наносить удары по аэродромам 908-кг управляемыми авиабомбами с лазерной полуактивной системой наведения Paveway Mkl/Mkll, каждая машина поднимала по 2 таких боеприпаса. Основными целями для них были железобетонные укрытия, рассчитанные на 1-2 самолета. Всеми видами разведки было выявлено около 600 таких «ангаров», а сколько их на самом деле, точно не знал никто.

Однако атака и подсветка цели, производимые одним и тем же самолетом, оказалась довольно рискованным делом, поскольку в этом случае проведение противозенитного маневра исключалось из-за опасности срыва наведения. Так, 23 января «смерч» из состава 31-й эскадрильи был сбит после сброса бомбы, когда машина «зависла» при подсветке цели, превратившись в идеальную мишень для «Осы». В другой раз «потерянная» при таких же обстоятельствах УАБ «залетела» на городской базар, где «уложила» более 100 человек.

Английские специалисты отреагировали быстро: уже 24 января целеуказание возложили на 6 «Буканиров», оснащенных системой лазерной подсветки целей Paiv Spaik. Эта мера позволила «развязать руки» экипажам ударных машин и в последующие недели группы «Торнадо» перестали нести потери. Но «Буканиры» были воистину нарасхват: им приходилось «обслуживать» еще и «Ягуаров». И поэтому 6 февраля в Табук перебросили 6 самолетов целеуказания «Торнадо»Т1А1Х. Как правило, боевые группы имели следующий состав: 2 «Торнадо»Т1АШ и 4 самолета GR.Mkl с бомбами «Пейвуэй».

Результаты попадания ракеты ALARM в иракскую РЛС.

Серьезно осложнили экипажи «Торнадо» и отход иракским войскам из Кувейта, начав 7 февраля совместно с «Буканирами» удары по переправам через Евфрат. Атаки целей производились с пологого пикирования, с высоты 7300 м при угле снижения - 30 до 4900 м (граница досягаемости ЗРК «Оса»). В течение трех дней английские самолеты разрушили 13 стационарных и понтонных мостов. Результаты оказались настолько успешными, что,  отступая, иракские войска бросали все тяжелое вооружение. По ночам передний край обрабатывали управляемыми бомбами «TopHaflo»TIALD. Подвесных контейнеров с аппаратурой TIALD имелось только 2 на 6 машин. Поэтому пока одна пара находилась в воздухе две другие готовились на земле. 10 февраля они нанесли точный удар по танкоремонтным мастерским.

К этому времени иракская истребительная авиация была нейтрализована, а ПВО подавлена. Это позволило уменьшить силы, обеспечивающие действия ударных групп. Если в начале операции для подержки 4 «Торнадо» привлекалось до 30 самолетов, то к середине февраля их число сократилось в 4 раза. Например, при налете на аэродром Аль Таккадум 13 февраля, который выполняли 4 экипажа из состава 16-й эскадрильи, приняли участие еще два «TopHaflo»TIALD, три EF-111А и пара F-15C.
Однако при повторном ударе по этой же авиабазе, нанесенном 14 февраля, атакующих ожидал неприятный сюрприз. Самолеты уже ложились на боевой курс, когда внезапно в кабинах «Торнадо» ожили системы предупреждения о радиолокационном облучении, а с земли потянулись дымные пики ракет С-75... Это застигло врасплох экипажи самолетов РЭБ, которые не успели ничего предпринять. Об атаке аэродрома нечего было и думать, самолеты спешно освобождались от бомб и уходили в пике, отстреливая ИК ловушки и дипольные отражатели.

«Всех охватила ужасная паника, -вспоминал позднее пилот сбитого «Торнадо» флайт лейтенант Руперт Кларк, которому, в отличие от оператора, посчастливилось уцелеть. - Самое страшное было то, что ракеты мчались к нам с двух сторон, а мы не знали, сколько их. Я тут же освободился от пары УАБ и бросил самолет на крыло. В этот момент в нас угодила первая ракета. Взрыв был где-то сзади видимо под хвостом, что там творилось я не представляю, но удар был ужасный. Остекление кабины и приборы разлетелись вдребезги, но двигатели еще тянули. Мы планировали минуту или две, после чего нас настигла вторая ракета, превратившая нашу машину в груду падающих обломков...» После этого Кларк катапультировался.

Наземное аэродромное укрытие для самолетов, пораженное УАБ с лазерной ГН Paveway. Хорошо видно, что взрыв произошел уже после того, как бомба прошила несколько метров железобетона. Об этом говорят вылетевшие бронированные двери.

Как оказалось, зенитно-ракетный дивизион, прикрывавший авиабазу, сменил позиции огневых батарей и РЛС. Одновременно иракцы организовали оповещение с постов ВНОС, вынесенных на дальность эффективного пуска ракет. Это и позволило им осуществить «кровопускание» ударной группе. Кстати, 14 февраля оказалось для союзников довольно тяжелым днем, в течение которого они потеряли еще два А-10А и один EF-111А.

В результате наступления, начатого МНС 24 февраля, иракские войска, находившиеся в Кувейте, были разгромлены, и, спустя 4 дня, прекратили сопротивление.

За время операции «Буря в пустыне» экипажи «Торнадо» использовали 100 комплектов кассет JP233, 950 управляемых авиабомб «Пейвуэй», 123 ракеты ALARM, 80% которых поразили цели, и 4250 обычных 908- и 454-кг бомб. Охотники за «Скадами» выполнили 135 вылетов, а самолеты целеуказания - 95. Общие потери составили 11 машин, из них 3 по небоевым причинам. В боях 8 членов экипажей сбитых самолетов погибли и столько же попали в плен (7 из них англичане).

Итоги боевого применения «Торнадо» оказались не слишком обнадеживающими, и это довольно негативно сказалось на дальнейшей судьбе машины. После окончания конфликта замену «Ягуаров» на «Торнадо» в Королевских ВВС приостановили, поскольку первые вообще не понесли потерь. Однако проведенный специалистами беспристрастный анализ показал, что по иному и быть не могло, так как «смерчи» выполнили наиболее сложную задачу по блокированию иракских аэродромов, которые имели весьма совершенную систему ПВО. На одном из брифингов для журналистов было отмечено, что экипажи атакующих групп еще легко отделались, поскольку моделирование подобных ударов на европейском ТВД по советским авиабазам давало гораздо более удручающие результаты...

 

Александр БУЛАХ, Журнал АвиаМастер, № 1, 1997 г.

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ(читать все статьи)